Happytimebest.ru

Все для праздника
9 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Рассказ игра на поцелуи

Игры с поцелуями

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Игры с поцелуями

— Плохие новости. Приготовься, — негромко произнес брат, его голос звучал тревожно и сочувственно.

Пальцы Данте с силой сжали мобильный телефон.

— К чему? — резко спросил он.

Сердце у него забилось как сумасшедшее, словно предчувствуя, что подтвердились его самые страшные опасения.

— Мне жаль, Данте. Боюсь, у меня есть доказательства, что жена изменяет тебе. — Гвидо умолк, но Данте был слишком потрясен, чтобы как-то прореагировать на его слова. — Сейчас я в твоем доме. Она наверху. Мертвецки пьяная и… должен сказать тебе, что на ней ничего нет. Есть конкретное доказательство, что она принимала любовника…

Брат монотонно бубнил что-то, но Данте уже не слышал его, замкнувшись в мире потрясения и ужаса, который медленно, но верно перерастал в необузданный гнев, пока его итальянская кровь не забурлила от слепой бешеной ярости.

Значит, это правда! Все четыре года супружеской жизни он защищал жену, доказывая брату, что она вышла замуж не ради его банковского счета. Он уверял, что она действительно любит его, несмотря на свою холодную сдержанность. Кажется, он ошибался. Ее красота и скромность ввели его в заблуждение.

Скромность? У него вырвался циничный смешок. Возможно, это тоже притворство. Всякий раз, когда они занимались любовью, от сдержанности Миранды не оставалось следа. Пламя ударило в низ его живота, когда он мрачно признался себе, что никогда не испытывал такого удовольствия. В постели она была великолепна.

Он резко втянул в себя воздух, его обожгла мысль, что до встречи с ним у нее, вероятно, уже был большой опыт в искусстве любви.

— Где Карло? — отрывисто спросил он, моля Бога, чтобы его сын спокойно гулял с няней в каком- нибудь английском парке.

— Здесь, в доме, — ответил Гвидо, повергнув Данте в ужас. — Заходится в плаче. Я не могу успокоить его.

Тошнота всколыхнула желудок Данте, и он выразил свои чувства потоком грязных итальянских ругательств. Бессильный гнев затуманивал ему рассудок, и смутные дикие планы мести беспорядочно возникали в его обычно ясном и трезвом уме. Ужаснувшись тому, что происходит с ним, Данте усилием воли освободился от красной пелены, застилавшей ему глаза и требовавшей безжалостно отомстить за поруганное мужское достоинство, и попытался сохранить остатки здравого смысла.

Дыхание давалось ему с трудом, но все же он нашел в себе силы заговорить сдавленным от ярости голосом.

— Я в такси недалеко от дома. Приеду минут через десять.

— Десять… Что?! — ахнул Гвидо. — Н-но… не может быть! Ты же должен был прилететь в Гэтвик через два часа!

— Мне удалось попасть на более ранний рейс. Святые небеса! — вскричал Данте по-итальянски, потеряв самообладание. — Какое, черт подери, это имеет значение?

Гвидо, казалось, был испуган, но Данте был слишком озабочен, чтобы обратить внимание на волнение брата. Кипя от бессильной ярости, он отключил телефон и приказал шоферу, чтобы тот гнал как черт.

Ее шатало. Трясло. Повернуть голову было больно, и она попыталась оттолкнуть напавшего на нее человека, но руки не слушались ее.

Она застонала. Кто-то засунул ее голову в котелок и поставил на огонь. Она распухает, и рассудок покидает ее. Но, по крайней мере, больше не слышно этих ужасных криков. Как будто это плакал ребенок…

Чьи-то пальцы грубо вцепились в ее руку. Резкий голос пробился сквозь хаос, царивший у нее в голове. Должно быть, она больна. Вот оно что. Грипп.

— П-помоги м-мне, — пробормотала она, едва ворочая распухшим, заплетающимся языком.

И почувствовала, что ее поднимают. Со страхом поняла, что беспомощна, руки и ноги парализованы. Резким движением кто-то опустил ее на холодный кафель — в душевой?

— Открой глаза! — прорычал полный ярости голос.

Миранда не смогла. Они склеились. О Господи!

Что с ней происходит? Она ощутила спазм в желудке. Внезапно ее вырвало.

Ее осыпали ругательствами — грубыми, безжалостными словами, которых она не понимала. Мозг отказывался воспринимать их.

— А-а-а-х! — вырвалось у нее, когда сильная струя ледяной воды ударила ей в лицо, безжалостно хлеща по беспомощному телу. Задыхаясь, она приоткрыла глаза. — Данте! — увидев его, Миранда почувствовала невероятное облегчение и всхлипнула. Теперь все будет хорошо. Она увидела склонившееся над ней лицо, искаженное и угрожающее, и испуганно вцепилась в край ванны. — Б-больна… — едва слышно пробормотала она.

— Если бы! Ты пьяна, шлюха! — с отвращением рявкнул он.

Оцепенев от его реакции, Миранда скорчилась в углу, не в состоянии осмыслить этот кошмар. У нее жар, и это была галлюцинация. Если она закроет глаза, возможно, проснувшись, почувствует себя лучше…

Стиснув зубы, Данте вышел, чтобы тщательно осмотреть спальню. Смятые в беспорядке простыни. Две бутылки шампанского, два бокала. Одежда Миранды, в беспорядке разбросанная по комнате. Он проглотил ком в горле. На полу мужские трусы. Не его.

Это последнее доказательство. Гвидо протянул ему стакан бренди, и Данте почувствовал, что рука у него дрожит.

— Я ведь давно пытался предупредить тебя, — тихо сказал Гвидо.

Собственный голос поразил Данте. Это был шепот. Потрясение, испытанное им от измены Миранды, лишило его силы, гордости и уверенности в себе. Подействовало на него, как нож, приставленный к горлу; заставило задыхаться от унижения.

Одним глотком осушив стакан, Данте вернулся к сыну. Когда он приехал, ребенок безутешно плакал.

Сначала он, конечно, пошел к нему. Данте понадобилось несколько минут, чтобы успокоить Карло. И только когда измученный мальчик, наконец, уснул, Данте отправился посмотреть, в каком состоянии Миранда, потому что она больше ничего не значила для него. Ничего.

Он готов был убить ее за то, что она оставила их ребенка одного, а сама принимала любовника в соседней спальне. Такого, решил он, больше никогда не будет.

Данте упаковал вещи. В каком-то оцепенении, он принял предложение Гвидо присматривать за своей женой, пока она не придет в себя. Страдая от мучительной боли, он подхватил на руки спящего сына, и навсегда ушел из жизни Миранды.

Мой первый поцелуй: реальные истории

Еще больше, чем сцены горячих поцелуев из кино, нас волнуют настоящие истории.

Текст: Ольга Свирина, Полина Ушакова · 6 июля 2018

Рассказы реальных людей, а не вымышленных персонажей. Четыре девочки поведали нам, какой он был, их первый поцелуй.

Катя, 17 лет

Мне было 15 лет, когда родители в первый раз отправили меня в лагерь. Выбрали достаточно известный болгарский лагерь, обещающий бурю новых эмоций и впечатлений. Уже в аэропорту, распрощавшись с родителями и увидев много симпатичных парней, я поняла, что меня ждет, но в голове сразу всплыла проблема первого поцелуя. Я даже не знала, каково это! Конечно, были тренировки на помидорах, игры в бутылочку, но все мои сверстницы давно уже поняли, что к чему, а я все на овощах практиковалась. Первые 2 недели в лагере пролетели незаметно, все шло как по маслу: море впечатлений, новые знакомства, веселые вожатые… Я тогда общалась с несколькими ровесниками, но знала, что ничего серьезного из этого не выйдет. Нашими вожатыми были парень Миша и девушка Оля – 20-летние студенты. Все их безумно любили. Особенно всем нравился Миша – высокий брюнет с явно выраженными скулами и бездонными голубыми глазами, короче, лицо с обложки. Девчонки вешались на него, стоило только ему в комнату зайти. Но никаких чувств, кроме как дружеских, я к нему не испытывала. Однажды на вечерней «свечке» он играл на гитаре. Было очень душевно, и иногда я чувствовала его взгляд на себе, но никакого значения этому не придавала. В конце концов, он же вожатый, какие тут могут быть мысли. Но после случилось то, чего никак нельзя было ожидать. По вечерам на меня и моих соседок по комнате обычно находит непонятное сумасшествие, вот и в этот вечер, после «свечки», мы зашли в нашу спальню, и началась дикая борьба подушками.

Читать еще:  Игра ромашка на день рождения

В процессе игры никто не заметил, как присоединился Миша. Он смеялся и дурачился вместе с нами. Но тут подушка полетела на балкон и мы с Мишей побежали за ней. И вот мы уже стоим вместе на холодном полу, а дверь за нами благополучно запирают и весело хихикают.

Смеясь, я начала кричать и просить выпустить нас, но подруги дружно вышли из комнаты, оставив меня и Мишу стоять запертыми на балконе.

Было немного страшно, вокруг – кромешная тьма, и, как назло, не горело ни одного фонаря. Я билась в дверь, кричала, звала подруг и удивлялась совершенному спокойствию моего друга «по несчастью». Занесла руку, чтобы снова шарахнуть, но тут Миша схватил меня за плечи, повернул к себе и сказал: «Успокойся, все уже давно спят, до утра никто не придет». После он крепко прижал к себе и обхватил двумя руками за спину. Несмотря на то, что я была жутко смущена, и поток мыслей терзал голову, было одновременно приятно и совсем не хотелось, чтобы он меня отпускал. В один момент я оказалась так близко от его лица, что уже чувствовала теплое дыхание на щеках, он нежно поцеловал меня в лоб, и я непроизвольно потянулась к нему, наши губы соприкоснулись… В течение 10 секунд его губы двигались в такт моим, это было мягко, непривычно, приятно… Он отклонился, убрал прядку волос с моей щеки, а затем вновь приоткрыл губы и наклонился ближе…

Это было настолько мило, но так не связывалось со всем тем, что тщательно продумывалось годами…

Всю ночь после этого мы разговаривали и оказалось, что с начала смены я ему сильно понравилась, но он боялся, что меня смутит разница в возрасте. Утром соседки открыли нас и с особенной ухмылкой вглядывались то на меня, то на Мишу. Но в тот момент я была им благодарна, как никогда. Оставшаяся неделя пролетела с бешеной скоростью, последняя ночь с друзьями, слезы в аэропорту и возвращение домой. С Мишей мы больше не общались, но я благодарна ему за то, что он помог осуществить подростковую мечту и оставил после себя приятные воспоминания, о которых не стыдно рассказать.

Лена, 18 лет

Такие моменты всегда помнишь хорошо: каждую секунду, каждый вдох, каждый выдох. Но никогда точно не вспомнишь уже те чувства, которые испытывала, потому, как со стороны прожитого глядишь на это, как на веселую шутку, как на что-то по-детски забавное. Вот и воспоминания о моем первом поцелуе точно такие же. Помню, это было летом, на даче у бабушки. На дворе стоял июль, жара, скука. Ничего не оставалось делать, как лежать, смотреть сериалы и ждать, когда произойдет что-нибудь этакое.

Единственный, кто привносил радости в мои серые каникулы, был сосед Костя.

Мы были знакомы с ним лет с двух, знали друг о друге все, делились самым сокровенным и каждое лето, по обыкновению, проводили вместе. Иногда он оставался ночевать у меня, но ничего личного за этим не стояло. Он знал, что я отношусь к нему, как к другу, ну а я понимала, что нравлюсь ему. И замечала это не я одна, моя бабушка уже давно нас поженила и придумывала имена будущим детям. Но я была непоколебима – ничего кроме дружбы и точка. В один день по телевизору передали, что в ночь с 24 на 25 июля планируется крупнейший звездопад и пропустить его ну никак нельзя! Естественно, все наши разговоры заняло это грядущее событие, мы заранее продумывали, как и где будем созерцать звездопад. Вечером 24-го ко мне пришел Костя, и мы начали последние приготовления. Собрали огромную сумку, захватили все нужное и пошли к озеру, которое находилось в двух километрах от дома. Всю дорогу Костя рассказывал мне о каких-то комиксах, которые были скучны до жути, но перебивать его я не стала, только делала вид, что внимательно слушаю. В то же время у меня возник какой-то странный мандраж, я смотрела на Костю и понимала, до чего мы с ним близкие друг другу люди, сколько всего пережили вместе, 16 лет живу на этом свете, и половину из прожитого я связываю с ним…

Мы дошли уже до озера. Смеркалось. Костя взял две раскладушки, но после того, как поставил одну, понял, что на второй сломана ножка. Оставалось ютиться на одном узеньком лежаке. Я никогда не испытывала неловкости в подобные моменты, но тут меня охватила странная робость, и ему было не по себе. Кое-как улеглись, начали ждать падения первой звезды. В мучительном ожидании и полнейшем молчании прошло минут 20.

Подул ветер и по рукам пробежали мурашки, тогда Костя бережно укрыл меня пледом, и стало как-то очень уютно.

Я предложила ему тоже укрыться. Мы лежали вплотную друг к другу, я приобняла его за плечо… И вдруг на небосводе быстро показался и сразу угас бледно-жёлтый огонек. Звезда! Я начала внимательно вглядываться в небо и увидела еще одну, а потом еще и еще… Звезды падали одна за другой, мы радовались, как пятилетние дети.

В один момент я посмотрела на Костю и сама не знаю, почему, поцеловала его. Сухие от ветра губы сначала робко, а потом слишком страстно и бегло начали целовать мои, всё это разбавлялось неприятным причмокиванием, и иногда он непроизвольно покусывал внутреннюю часть губы, видимо, для него это тоже было ново. Мне было немного неприятно от того, что я постоянно чувствовала его язык, но что поделать – в тот момент мне казалось, что все поцелуи такие… После он уткнулся мне в плечо, а я раздумывала о произошедшем. Не сказать, что это были лучшие минуты в моей жизни, но для первого раза казалось нормальным… Сейчас мне 18, я учусь в университете на переводчика и по выходным выбираюсь смотреть на звезды с Константином – моим другом детства и любимым молодым человеком по совместительству. Теперь он целуется лучше. Никто не ожидал, что судьба сложится так, просто мы вовремя оказались вместе под нужной звездой.

Юля, 21 год

Мне 15. Я учусь на 1-м курсе техникума. Он, тот самый мальчик, на 3-м. Кирилл. Как только я его увидела, он мне сразу безумно понравился: у него была длинная челка, крутая сноубордическая куртка, красивая зеленая толстовка, маленькие тоннели в ушах. В общем, выглядел он очень и очень мило. Так, как я люблю. Лично мы с ним познакомились на одной из наших тусовок. Это было что-то вроде «Привет, я Юля! Привет, я Кирилл». Мы особо не говорили, но после той вечеринки Кирилл понравился мне еще больше. Через пару дней он добавил меня в аську. Да-да, «ВКонтакта» тогда не было. Мы начали переписываться… И уже тогда у меня на телефоне стояла его фотография. Не на звонке, на обоях. Вот так он мне понравился! Через некоторое время мы в очередной раз собрались с друзьями из техникума. Дело было в ноябре, и было, конечно, весьма прохладно. Поэтому ребята решили зависнуть на лестничной клетке в подъезде.

Читать еще:  Для тебя игра карточки

Нас было, как помню, человек пять. Я, мои подруги Маша, Настя, Ксюша и Кирилл. Где-то к середине тусовки мы уже сидели с Кириллом в обнимку. Вскоре девочки поняли, что надо бы оставить нас вдвоем и разойтись по домам. Так и сделали. Я осталась с Кириллом наедине. Я понимала, что мы точно будем целоваться и начала жутко переживать.

У меня в голове крутился вопрос: «Говорить или не говорить ему, что я никогда раньше не целовалась?»

В результате я все-таки решила признаться, что у меня это впервые. На самом деле, я была очень рада, потому что он весьма мило среагировал и просто поцеловал меня. Он делал все очень аккуратно, медленно, плавно… Я очень рада, что он не был грубым и делал все не очень быстро.

Я сразу поняла, как и что надо делать и, можно считать, научилась целоваться. Да, но вот только когда мы закончили, он посмотрел на меня и задал странный вопрос: «Извини, а ты что, девственница?!». Я как-то засмущалась и сказала: «да». Хотя мне до сих пор непонятно, зачем он это спросил и что ожидал услышать в ответ. Ведь заниматься сексом, еще и в подъезде, я с ним точно не собиралась!

Мы посидели еще минут 20–30, он проводил меня до дома и на этом все – больше мы с ним не целовались.

То есть мы здоровались, не избегали друг друга, но встречаться не стали. Оказалось, что ему нравилась еще одна девочка из нашей группы. Собственно, через неделю он с ней и «замутил». Я, конечно, была очень расстроена. Да и девочка мне эта не нравилась. Но, в любом случае, за такой прекрасный первый поцелуй я Кириллу очень благодарна.

Оля, 23 года

Честно говоря, я не люблю вспоминать о своем первом поцелуе. Я имею в виду, когда просят рассказать о первом поцелуе, то хотят услышать что-то милое и романтичное. Либо, наоборот, жуткую историю про какого-нибудь маньяка. А у меня все было настолько глупо, нелепо и реалистично. Человека, который испортил мой первый поцелуй, звали Андрей. Он был другом парня, встречавшегося с моей лучшей школьной подругой Катей. О, Катя. Она была настоящей секс-бомбой. Конечно, не школьной «давалкой», но девочкой, с которой были бы не прочь «замутить» многие наши одноклассники. Одному удалось, а до этого Катя тусила с парнями не из школы.

Произошло все, когда мы учились в 9 классе. В то время Катя была мне очень близким человеком, самым лучшим другом. Но порой мне хотелось ее придушить. Ведь ей доставались самые крутые мальчики! Да и вообще, во всех этих делах она была гораздо опытнее меня. И это расстраивало. Так вот, я как-то гуляла с ней, ее новым суперпарнем и его другом Андреем. Конечно, подразумевалось, что нас с ним сводят. Не то, чтобы он мне безумно понравился, но я посчитала его симпатичным. Я даже не помню, предложил ли он мне встречаться и вообще, как мы начали проводить время вместе, но да, мы стали часто гулять. Реже – вдвоем, чаще – вчетвером. Парни катали нас на великах, покупали нам всякие вкусности. В общем, казалось, что все идеально.

Как-то раз Андрей сказал, что его родителей нет дома.

Он жил в пятиэтажке. Сначала мы потусили на лестничной клетке, где ребята хвастались своими навыками пускать колечки из дыма, а потом пошли в квартиру. Катя заперлась со своим парнем в маленькой комнате. А мы с Дроном остались в гостиной. Все вокруг было такое, не знаю, «совковское»: старая мебель, скрипучий матрас, местами ободранные обои. Я, как могла, уворачивалась от поцелуя, но сдалась. Я не стала говорить Андрею, что я не умею целоваться. Да и он не спрашивал. Думала, что по ходу разберусь. И Андрей просто начал меня целовать. Не очень приятно, с языком, грубо и совсем не так, как я себе это представляла. Мне пришлось сделать это снова и снова. Вместо того чтобы наслаждаться, я смотрела на отклеивавшиеся обои на потолке и мечтала, чтобы все поскорее закончилось. И, слава богу, он прекратил. Я посчитала: «Прикинуться, что все о’кей – лучший вариант».

День спустя я узнала, что Андрей наговорил Катиному парню гадости про меня: что я отстойно целуюсь, и что он не хочет со мной больше встречаться.

Конечно, я очень расстроилась. Плакала, как помню. Катя же продолжила встречаться с тем мальчиком. Все это время я старалась уйти из школы пораньше, бежала в раздевалку, сломя голову… ведь Макс и Андрей всегда встречали Катю после уроков. А я ну совсем не хотела видеть человека, который сказал, что я отстойно целуюсь. Через несколько месяцев Катин ухажер и его друг как-то пропали… и мы с Катей устроились работать – раздавать листовки. С нами работал парень по имени Саша. Очень красивый, высокий, со светлыми волосами, голубыми глазами и чудными веснушками на лице. И, ура, понравилась ему я, а не Катя. И мы стали встречаться. Поцелуй с ним был по-настоящему прекрасен. Ведь он сразу понял, что я не умею. Сказал, что это не страшно и научил меня. Говорил, когда помедленнее, когда побыстрее и так далее. В результате, мы просто не могли нацеловаться! Так что, долой эти первые поцелуи. Даешь вторые, третьи и четвертые!

Игры с поцелуями

О поцелуях » Игры с поцелуями

Поцелуй – это символ любви. Это что-то очень особенное, мистическое и очень прекрасное. Поцелуй – это единство душ, сильнее которого нет ничего.

Во что поиграть на дружеской вечеринке по поводу Дня рождения и не только? Сайт о поцелуях предлагает Вам великолепные игры для веселой компании. С поцелуями!

Игра 1. Бутылочка

Кто не знает о старой доброй игре в бутылочку? Для тех, кто всё же не знаком с этой доброй традицией большинства молодежных вечеринок, поясняем правила.

Игра 2. Эротическая

Ведущий вызывает в игру двух мужчин и двух женщин. Как лучше распределить пары игроков, по принадлежности к одному полу или по противоположному, решать Вам.

Игра 3. Поцелуйчики на раздевание

Данную игру лучше всего провести, когда компания уже развеселилась, раскрепостилась, горячительные напитки сделали свое дело, и уже все стали «своими»:)

Игра 4. Кис-Мяу

Очень милая игра, в которую мы играли, еще будучи первоклашками! Собирались во дворе, и с кучей орфографических ошибок составляли таблицу цветов.

Игра 5. Атака поцелуев

Эта игра с самого начала поражает своей целеустремленностью и сногсшибательной логикой:)

Игра 6. Карточный поцелуй

Все участники становятся в круг и начинают передавать по кругу карту, пользуясь при этом только губами.

Игра 7. Голуби и голубки

В эту игру играли еще наши деды и бабушки, однако она до сих пор сохраняет свою актуальность и помогает молодым людям получить поцелуй.

Читать еще:  Подвижная игра циркачи

Игра 8. Поцелуйный поход

Задача мужчин: поочередно направляясь к шеренге женщин, как можно быстрее поцеловать каждую.

Игра 9. Спички

Прекрасная игра, которая помогает компании молодых людей узнать друг друга немного ближе.

Игра 10. Шоколадки

Игра носит достаточно интимный характер. На достаточно раздетых девушек наклеиваются кусочки шоколада.

Сара Вуд — Игры с поцелуями

Сара Вуд — Игры с поцелуями краткое содержание

Для Данте Северини семейное счастье рухнуло в тот день, когда, вернувшись домой из дальней поездки, он узнал от брата, что его жена Миранда пьяна и только что рассталась с любовником.

Забрав сына, оскорбленный Данте уходит из дома.

Миранда же оценивает эту ситуацию иначе.

Игры с поцелуями — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Игры с поцелуями

— Плохие новости. Приготовься, — негромко произнес брат, его голос звучал тревожно и сочувственно.

Пальцы Данте с силой сжали мобильный телефон.

— К чему? — резко спросил он.

Сердце у него забилось как сумасшедшее, словно предчувствуя, что подтвердились его самые страшные опасения.

— Мне жаль, Данте. Боюсь, у меня есть доказательства, что жена изменяет тебе. — Гвидо умолк, но Данте был слишком потрясен, чтобы как-то прореагировать на его слова. — Сейчас я в твоем доме. Она наверху. Мертвецки пьяная и… должен сказать тебе, что на ней ничего нет. Есть конкретное доказательство, что она принимала любовника…

Брат монотонно бубнил что-то, но Данте уже не слышал его, замкнувшись в мире потрясения и ужаса, который медленно, но верно перерастал в необузданный гнев, пока его итальянская кровь не забурлила от слепой бешеной ярости.

Значит, это правда! Все четыре года супружеской жизни он защищал жену, доказывая брату, что она вышла замуж не ради его банковского счета. Он уверял, что она действительно любит его, несмотря на свою холодную сдержанность. Кажется, он ошибался. Ее красота и скромность ввели его в заблуждение.

Скромность? У него вырвался циничный смешок. Возможно, это тоже притворство. Всякий раз, когда они занимались любовью, от сдержанности Миранды не оставалось следа. Пламя ударило в низ его живота, когда он мрачно признался себе, что никогда не испытывал такого удовольствия. В постели она была великолепна.

Он резко втянул в себя воздух, его обожгла мысль, что до встречи с ним у нее, вероятно, уже был большой опыт в искусстве любви.

— Где Карло? — отрывисто спросил он, моля Бога, чтобы его сын спокойно гулял с няней в каком-нибудь английском парке.

— Здесь, в доме, — ответил Гвидо, повергнув Данте в ужас. — Заходится в плаче. Я не могу успокоить его.

Тошнота всколыхнула желудок Данте, и он выразил свои чувства потоком грязных итальянских ругательств. Бессильный гнев затуманивал ему рассудок, и смутные дикие планы мести беспорядочно возникали в его обычно ясном и трезвом уме. Ужаснувшись тому, что происходит с ним, Данте усилием воли освободился от красной пелены, застилавшей ему глаза и требовавшей безжалостно отомстить за поруганное мужское достоинство, и попытался сохранить остатки здравого смысла.

Дыхание давалось ему с трудом, но все же он нашел в себе силы заговорить сдавленным от ярости голосом.

— Я в такси недалеко от дома. Приеду минут через десять.

— Десять… Что?! — ахнул Гвидо. — Н-но… не может быть! Ты же должен был прилететь в Гэтвик через два часа!

— Мне удалось попасть на более ранний рейс. Святые небеса! — вскричал Данте по-итальянски, потеряв самообладание. — Какое, черт подери, это имеет значение?

Гвидо, казалось, был испуган, но Данте был слишком озабочен, чтобы обратить внимание на волнение брата. Кипя от бессильной ярости, он отключил телефон и приказал шоферу, чтобы тот гнал как черт.

Ее шатало. Трясло. Повернуть голову было больно, и она попыталась оттолкнуть напавшего на нее человека, но руки не слушались ее.

Она застонала. Кто-то засунул ее голову в котелок и поставил на огонь. Она распухает, и рассудок покидает ее. Но, по крайней мере, больше не слышно этих ужасных криков. Как будто это плакал ребенок…

Чьи-то пальцы грубо вцепились в ее руку. Резкий голос пробился сквозь хаос, царивший у нее в голове. Должно быть, она больна. Вот оно что. Грипп.

— П-помоги м-мне, — пробормотала она, едва ворочая распухшим, заплетающимся языком.

И почувствовала, что ее поднимают. Со страхом поняла, что беспомощна, руки и ноги парализованы. Резким движением кто-то опустил ее на холодный кафель — в душевой?

— Открой глаза! — прорычал полный ярости голос.

Миранда не смогла. Они склеились. О Господи!

Что с ней происходит? Она ощутила спазм в желудке. Внезапно ее вырвало.

Ее осыпали ругательствами — грубыми, безжалостными словами, которых она не понимала. Мозг отказывался воспринимать их.

— А-а-а-х! — вырвалось у нее, когда сильная струя ледяной воды ударила ей в лицо, безжалостно хлеща по беспомощному телу. Задыхаясь, она приоткрыла глаза. — Данте! — увидев его, Миранда почувствовала невероятное облегчение и всхлипнула. Теперь все будет хорошо. Она увидела склонившееся над ней лицо, искаженное и угрожающее, и испуганно вцепилась в край ванны. — Б-больна… — едва слышно пробормотала она.

— Если бы! Ты пьяна, шлюха! — с отвращением рявкнул он.

Оцепенев от его реакции, Миранда скорчилась в углу, не в состоянии осмыслить этот кошмар. У нее жар, и это была галлюцинация. Если она закроет глаза, возможно, проснувшись, почувствует себя лучше…

Стиснув зубы, Данте вышел, чтобы тщательно осмотреть спальню. Смятые в беспорядке простыни. Две бутылки шампанского, два бокала. Одежда Миранды, в беспорядке разбросанная по комнате. Он проглотил ком в горле. На полу мужские трусы. Не его.

Это последнее доказательство. Гвидо протянул ему стакан бренди, и Данте почувствовал, что рука у него дрожит.

— Я ведь давно пытался предупредить тебя, — тихо сказал Гвидо.

Собственный голос поразил Данте. Это был шепот. Потрясение, испытанное им от измены Миранды, лишило его силы, гордости и уверенности в себе. Подействовало на него, как нож, приставленный к горлу; заставило задыхаться от унижения.

Одним глотком осушив стакан, Данте вернулся к сыну. Когда он приехал, ребенок безутешно плакал.

Сначала он, конечно, пошел к нему. Данте понадобилось несколько минут, чтобы успокоить Карло. И только когда измученный мальчик, наконец, уснул, Данте отправился посмотреть, в каком состоянии Миранда, потому что она больше ничего не значила для него. Ничего.

Он готов был убить ее за то, что она оставила их ребенка одного, а сама принимала любовника в соседней спальне. Такого, решил он, больше никогда не будет.

Данте упаковал вещи. В каком-то оцепенении, он принял предложение Гвидо присматривать за своей женой, пока она не придет в себя. Страдая от мучительной боли, он подхватил на руки спящего сына, и навсегда ушел из жизни Миранды.

Она пыталась дышать спокойно. Несмотря на то, что у нее тряслись руки, ей удалось вставить ключ в замок и отключить сигнализацию.

Каждый вздох причинял ей боль. Как долго ей удастся цепляться за видимость нормальной жизни? Ее постоянно преследует одна и та же мысль, превратившаяся в навязчивую идею и вызывающая желание кричать от беспомощности и отчаяния.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector